Начиная со времен крушения идеологической монополии коммунистов отношение к святым Царственным мученикам и, прежде всего, лично к Императору Николаю II стало очень четким и наглядным индикатором, «лакмусовой бумажкой» духовного здоровья российского общества. И оно, к сожалению, пока оставляет желать лучшего.

В персоне убиенного Государя сконцентрирована вся суть дореволюционной России – разрушенной век назад страны, пытавшейся, несмотря ни на что, нести миру заповеди Христовы и идеалы Святой Руси. Стремление Николая II организовать все стороны жизни общества по правде и по совести, натолкнулись на свирепое неприятие. Причем как со стороны «образованного общества», невзирая на уроки истории рвавшегося к масонским заветам «свободы, равенства и братства», так и со стороны «пламенных революционеров» - русофобов и сатанистов, мечтавших об уничтожении «старого мира» и создании нового, в котором Богу не было бы места. Их общая вражда была направлена на Русского Царя - «удерживающего зло» (см. 2 Фес, 2,7), и не дающего ему беспрепятственно разлиться по всему миру. Соответственно, фигура Государя стала средоточием всего, что ненавистно Революции (не конкретному событию, а духу и смыслу антихристовой борьбы богоустановленным Порядком), на нее и был обращен главный удар.

В подвале Ипатьевского дома еще не высохла кровь, а на Дону и Украине, еще не захваченных большевиками, уже служились панихиды. Люди рыдали, каялись и не хотели верить в случившееся. Представляем свидетельства участников и очевидцев одной такой всенародной панихиды – в Харькове. Написанные разными людьми в разное время, они отличаются в деталях, но удивительно одинаково передают настроения тех июльских дней.

Из воспоминаний свт. Иоанна Шанхайского:

В начале июля 1918 года разнеслась весть, что убит большевиками находившийся в заключении в Екатеринбурге Император Николай II. То известие немедленно было опровергнуто советским правительством. Но через день-два от него же последовало сообщение, что Царь убит, а Семья «увезена в надежное место».

Потрясающая весть не была осознана сразу. Надеялись, что вновь она будет опровергнута. Наряду с известием об убийстве пронеслись вести, что Царь и вся семья спасены и освобождены из заключения верными людьми, сумевшими проникнуть к Царской семье и вывезти ее в безопасное место. Оба известия распространялись одновременно, и не знали, чему верить.

В этом номере «Монархиста» в разделе «Русская публицистика» мы предлагаем читателям отрывок из книги «О Царской власти с библейской точки зрения» выдающегося русского публициста и мыслителя конца XIX– начала ХХ века Александра Сапожникова.

В последнее время в нашей повременной печати довольно много писали и пишут о преимуществах единоличного управления государством. Разбирают этот вопрос с различных точек зрения: этической, философской, исторической. Со всех этих точек зрения немало и прежде говорилось и за и против царской власти; немало и теперь можно сказать в ту и другую сторону. При пользовании доводами только человеческой мудрости этот вопрос всегда останется открытым. Чтобы получить решение вполне определенное, окончательное, мы рассмотрим этот вопрос с библейской точки зрения, то есть покажем, как относится к царской власти слово Божие.

Конечно, полученное таким путем решение будет окончательным только для лиц, признающих христианство безусловною истиною, а Библию подлинным словом Божиим, данным для руководства и научения всех верующих на все времена.

Людей же, отрицающих истинность христианства или боговдохновенность книг Священного Писания, ничем нельзя убедить; они всегда будут «жить по своим помыслам» и будут «поступать каждый по упорству злого своего сердца» (Иер. 18, 12).

В этом году исполняется не только 100-летие со дня убийства Царской семьи. Ровно век прошел со времени другого вопиющего преступления коммунистов – позорного сепаратного Брестского мира, превратившего Россию в страну, потерпевшую поражение от коалиции, проигравшей IМировую войну. Большевики, выдающие себя сейчас за «государственников», в начале ХХ века целенаправленно разрушили Русскую армию и разбрасывались землями в стиле булгаковского Бунши.

После устранения Главнокомандующего Русской армии генерала Н.Н. Духонина в ноябре 1917 года ничто уже не могло помешать организации на фронте братаний, которые большевицкое правительство считало самым мощным средством воздействие на австро-германскую сторону с целью принуждения ее к переговорам о мире. С этого времени братание приобрело массовый характер: к концу ноября большая часть из 125 русских дивизий, находившихся на фронте, заключили с противником соглашение о прекращении огня, причем 20 дивизий — в письменной форме. Впрочем, военное командование Центральных держав быстро взяло ситуацию под контроль. Солдатские комитеты в русских частях жаловались, что на братания «ходят к ним одни и те же лица» — уполномоченные австро-германским командованием вести агитацию для дальнейшего разложения русской армии.

Дайджест

Прот. Владимир Сергиенко
Столетие
Е.Пронин